Рой Ходриен. Дельфтская ваза, красное вино и фрукты на скатертиВ холодные зимние месяцы, когда световой день практически равен продолжительности дня рабочего, а душа и тело истосковались по ласковому солнцу, нам так необходимы подзарядка и энергия света. И лучшим способом релаксации — «дверью в лето» — может послужить бокал доброго красного вина из одного из самых «солнечных» сортов винограда — «сира» (Syrah).

История нашего героя начинается на юго-востоке Франции, а именно в долине Роны. Есть несколько красивых легенд о появлении сорта «сира».
Одна гласит, что лозу завезли основавшие Марсель греки-фокейцы.
Другая называет родиной сорта далекий персидский город Шираз, славящийся своими цветами, поэтами и вином.
Но, как всегда, бесстрастная наука развенчала поэтичные мифы: ученые-ампелографы в 1998 году нашли родителей «сира» — ими оказались южнофранцузские же сорта «дурез» и «мондез-бланш».

Вино CoTe RoTie LeS BeCASSeS
Вино
CoTe RoTie LeS BeCASSeS
0,75 л / красное / сухое /
Франция
Вино LA SegReTA RoSSo
Вино
LA SegReTA RoSSo
0,75 л / красное / сухое /
Италия
Вино MouRVedRe-SYRAh de gAï-KodzoR
Вино
MouRVedRe-SYRAh de gAï-KodzoR
0,75 л / красное / сухое /
Россия

Через тернии – в большой мир

Согласно еще одной истории с привкусом легенды, в 1224 году в эти края из крестового похода вернулся рыцарь, шевалье Анри Гаспар де Стримбер, который стал отшельником и в основанном им ските (по-французски hermitage) занялся виноделием, выращивая именно сорт «сира». Зачастую «сира» смешивали (это правило действует и поныне) с небольшим количеством белых сортов: «марсана» и «руссана». Уже в XVII веке об Эрмитаже узнали в Англии и даже при дворе русских царей. Трудно поверить, что в 60—70-х годах XX века о винах долины Роны знали только их производители и горстка профессионалов зарождающегося винного рынка. Благороднейшие вина с холмов Эрмитажа и Кот-Роти (Côte-Rôtie AOC) продавались за смешные деньги и, несмотря на возможность хранения в течение десятков лет, выпивались в юном возрасте, поэтому в наши дни встретить в продаже ронское раритетное вино старше 25—30 лет практически невозможно.

Расцвет «солнечного вина»

Однако вскоре виноградари, виноделы и винные критики все же усмотрели в «сира» огромный потенциал. Так, если в 1958 году у французов насчитывалось всего лишь 1602 га этой лозы, то к 2007 году площади разрослись до внушительных 68 000 га, что немногим больше, чем все виноградники нашей страны. Основная масса «сира» произрастает в Лангедок-Руссильоне. Система классификации во Франции далека от совершенства: наименование сорта винограда зачастую запрещено выносить на этикетку, так что порой необходимо знать наизусть перечень регионов (апелласьонов). Помимо вышеупомянутых и теперь уже довольно дорогих «Эрмитажа» и «Кот-Роти», следует обратить внимание на вина более доступные: «Кроз-Эрмитаж», «Корнас» и «Сент-Жозеф». Конечно же, итоговое качество вина зависит от таланта винодела, так как «сира» требует скрупулезного внимания во время винификации, компенсируя тем самым свой покладистый характер на винограднике.

Винсент ван Гог. Яблоки, груши, лимоны и виноград. 1887

Приключения в Австралии

Неизвестно, достиг бы «Сира» своей нынешней популярности, если бы не шотландец Джеймс Басби, привезший в Австралию в 1832 году подборку из 543 саженцев европейских сортов. Сменив прописку, сорт сменил и имя — он стал теперь «ширазом». К 70-м годам XX века «Сира» покрывал уже довольно большие территории, но зачастую банально становился сырьем для производства розовых, игристых и крепленых вин в стиле порто. А тут еще правительство дало карт-бланш на вырубку старых лоз, возраст которых порой достигал свыше 100 лет! Благо нашлись здравомыслящие виноделы, на трудах которых и покоится современная слава австралийских ширазов. Один из таких гениев — Макс Шуберт, создатель культового вина-иконы Penfolds Grange, которое буквально взорвало мир вина, пробив Австралии дорогу на винный олимп. Набирая популярность, австралийские ширазы возродили из забвения и своих европейских собратьев. Секрет кроется в комплексности и широчайшей гамме ароматов: ежевика, слива, лакрица и даже шоколадно-джемовые тона, идущие рука об руку с довольно высоким содержанием алкоголя, что является следствием жаркого климата в странах-производителях.

Игра имен

«Сира» (Syrah) — так обозначают этот сорт в Старом Свете, написание «шираз» (Shiraz) — знак того, что вино из Нового Света, хотя на винах из ЮАР вы можете увидеть оба варианта написания. В этой стране «сира» любят и умеют с ним работать, охотно включают в составы ассамбляжей, искусством которых и славятся южноафриканские виноделы. Шираз часто используют как приправу для усиления цвета и ароматики, добавляя всего лишь 5—10 %. И если, например, в Италии трудно найти стопроцентный «сира», он тем не менее входит в состав многих супертосканских вин, играя роль катализатора и камертона. Из стран Нового Света после Австралии наибольшего успеха в производстве вина из «шираза» добились виноделы Калифорнии. На пятки им буквально наступают коллеги из Чили, а с недавнего времени у нас с вами появилась возможность попробовать шираз, выросший на земле Краснодарского края, в хозяйстве «Гай-Кодзор».

Правила выхода

С точки зрения гастрономической сочетаемости вина из «Сира» либо на его основе, бесспорно, относятся к «мясной» типологии. Перечно-пряные нотки в вине делают его отличной парой к мясу на гриле. Если вы любите готовить дичь, то без бутылочки шираза просто не обойтись. Ах да, и не забудьте о твердых сырах. При выборе вина обращайте внимание на содержание алкоголя. Так, австралийские ширазы порой зашкаливают за 15 %, что переносит их в разряд «вечерних» вин. Хорошее сира любит постоять открытым, а из бутылки предпочитает попадать в бокалы правильной тюльпанообразной формы объемом 650—800 мл. Температура сервировки — 16—18 °С.

Егор Рукавишников